Fitomira.ru

Красота и спорт
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тождественность в психологии это

Теория идентичности Эрика Эриксона

Эриксон разработал теорию личностного развития на протяжении всей жизни человека—от рождения до старости. Он полагает, что наряду с выделенными Фрейдом фазами психосексуального развития, в ходе которого меняется направлен­ность влечения от аутоэротизма к внешнему объекту, существуют и психологические стадии развития «Я», в ходе которых индивид уста­навливает основные жизненные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде. Эриксон выделил ставшие широко извест­ными восемь стадий развития личности. На каждой из них существу­ют свои определенные параметры, которые могут принимать поло­жительные или отрицательные значения. Механизмом смены стадий является конфликт, кризис идентичности личности.

Понятие «психосоциальная идентичность» у Эриксона выс­тупает в качестве центрального интегративного начала личности. Групповая, социальная идентичность начинает формироваться очень рано — ребенок с первых дней жизни ориентирован на вклю­чение в определенную социальную группу и постепенно начинает воспринимать и понимать мир так, как и большинство его окруже­ния. Но постепенно у него формируется и индивидуальная иден­тичность — чувство устойчивости и непрерывности своего «Я», несмотря на то, что в нем идут и многие процессы непрерывного изменения и развития. Таким образом, индивидуальная идентич­ность означает сознание тождественности самому себе, непрерывности во времени собственной личности и связанное с этим ощу­щение, что другие также признают это. Если идентичность — со­стояние, то идентификация — процесс его формирования. Иден­тификация всегда связана с другими людьми, которые в течение определенного времени могут служить «образцами».

В индивидуальной идентичности можно различить личност­ную идентичность и Я-идентичность. Последняя («эго-идентичность») означает более узкую, глубинную область, ответственную за постоянство личности. Значение этого конструкта яснее всего проявляется в психопатологии, когда Я-идентичность утрачивает­ся, меняется, «расщепляется» или человек вынужден бороться за ее сохранение.

Идентификационное поведение и идентичность развиваются не­прерывно в течение всей жизни, начиная с раннего детства. При этом важнейшее влияние оказывают родители и другие референтные лич­ности. Согласно Эриксону, каждый человек в ходе развития своей идентичности переживает несколько критических фаз. Критическая фаза — не патологическое состояние, а своеобразное состояние не­стабильности с мобилизацией созидательных сил. Человек задает себе вопросы: «Каков я? Каким мне хотелось бы стать? За кого меня принимают?». Каждая стадия характеризуется задачами этого возра­ста, а задачи выдвигаются обществом. Решение всех этих вопросов определяется уровнем развития человека и духовной атмосферой общества, в котором человек живет.

Стремление к собственной идентичности и к ее сохранению Эриксон выводит из психоаналитических посылок, стадии личност­ного развития у него соответствуют в общих чертах фазам психосек­суального развития.

Раннее младенчество (до 1 года): главную роль в жизни играет мать (кормит, ухаживает, ласкает), в результате у ребенка форми­руется «базовое доверие к миру». Динамика развития доверия зависит от матери. Если мать тревожна и невротична или ребенку уделяют мало внимания (например, ребенок в детском доме), то формируется базовое недоверие к миру, устойчивый пессимизм. Эмоциональная депривация приводит и к резкому замедлению психического развития.

Позднее младенчество (1-3 года) связано с формированием ав­тономии и независимости, ребенок начинает ходить, контролировать сфинктеры, приучается к опрятности. Социальное неодобрение от­крывает глаза ребенка внутрь, он чувствует возможность наказания, формируется стыд. В конце стадии должно быть равновесие автоно­мии и стыда.

Раннее детство (3-6 лет): возникает убеждение у ребенка, что он уже личность. В игре формируется инициативность и предпри­имчивость. Если родители сильно подавляют ребенка, то это замед­ляет формирование инициативности, способствует закреплению пассивности, неуверенности, чувства вины.

Среднее детство (6-12 лет): возможности развития в рамках семьи исчерпаны, ребенок овладевает знаниями и новыми навыка­ми в школе. Он спокоен и верит в свои силы, но школьные неудачи приводят к появлению или закреплению чувства своей неполноцен­ности, отчаяния, потери интереса к учебе. Если родители лишь руга­ют и наказывают за плохую учебу, чувство неполноценности может закрепиться на всю жизнь.

Отрочество и юность (12-20 лет): формируется окончательно «эго-идентичность». Бурный рост и половое созревание создают озабоченность тем, как он выглядит перед другими. Возникает не­обходимость профессионального самоопределения. Если на ран­них стадиях у ребенка сформировалась автономия, инициатива, доверие к миру, уверенность в своих силах, то подросток легко на­ходит свое «Я», признание окружающих. В противном случае про­исходит диффузия идентичности, он не может найти свое «Я», не осознает целей и желаний, регрессирует к инфантильным, ижди­венческим реакциям, появляется смутное, но устойчивое чувство тревоги и одиночества. Появляется страх общения, особенно с про­тивоположным полом.

Ранняя взрослость (20-25 лет): актуален поиск спутника жизни, укрепление связей со своей социальной группой. Человек не боится обезличивания, появляется чувство близости, сотрудничества, ин­тимности с определенными окружающими людьми. Однако, если диффузия идентичности переходит и на этот возраст, человек замы­кается, закрепляется изоляция и одиночество.

Средняя взрослость (25-65 лет): дальнейшее развитие идентич­ности — идет воздействие со стороны других людей, особенно детей. Они подтверждают, что ты им нужен. Есть любимый труд, есть на кого излить свое «Я». В противном случае — опустошенность, зас­той и косность, психологический и физиологический регресс.

Поздняя взрослость (65 лет и более): создание завершенной формы эго-идентичности на основе всего пути развития личности, переосмысления всей жизни. Человек должен понять, что жизнь — это неповторимая судьба и ее надо «принять» такой, какая она есть. Если «принятия себя и жизни» не произошло, то человек чувствует разочарование, теряет вкус к жизни, чувствует, что жизнь прошла неверно, зря.

«Я»- концепция личности

«Я»- концепция — это совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженная с их оценкой. Описательную составляющую «Я»- концепции часто называют образом «Я» или картиной «Я». Составляющую, связанную с отношением к себе или отдельным своим качествам, называют самооценкой или принятием себя. В сущности, «Я»- концепция определяет не просто то, что собой представляет индивид, но и то, что он о себе думает и как смотрит на свои настоящие возможности и возможности развития в будущем.

Образ своего «Я», можно рассмотреть и как совокупность установок, направленных на самого себя и включающих следующие основные компоненты:

— когнитивный — образ своих качеств, способностей, внешности и социальной значимости (самосознание);

— эмоциональный — аффективная оценка «Я»- образа, которая проявляется в самоуважении, себялюбии или самоуничижении;

— оценочно-волевой — потенциальная поведенческая реакция, т.е. конкретные действия, которые могут быть вызваны образом «Я» и самооценкой (это и стремление повысить свою самооценку, завоевать уважение).

«Я»- концепция играет, по существу, троякую роль: она способствует внутренней согласованности личности, определяет интерпретацию опыта и является источником ожиданий. Стремление защитить «Я» — концепцию, оградить ее от разрушающих воздействий является одним из основополагающих мотивов всякого нормального поведения (Бернс Р., 1986).

Субъективно переживание наличия собственного «Я» выражается в следующих его главных функциях:

1) самоидентичности, т.е. целостности «Я» с чувством непрерывности, сохранения и понимания тождественности самому себе в настоящем, прошлом и будущем;

2) активности «Я» с чувством собственной автономности и независимости от других;

3) защиты «Я» с чувством собственного достоинства;

4) самосовершенствования «Я» с чувством определенного рода линии надежды, направленности на цели, реализация которых мыслится как будущее личной жизни.

В «Я»- концепции можно выделить следующие «Я»- образы:

«Я»- реальное, т.е. представление о себе в настоящем, текущем времени. Если человек говорит или думает в какой-то момент времени о себе с презрением, то это не должно восприниматься как стабильная характеристика его «Я»- образа. Более чем вероятно, что его представление о себе сменится через некоторое время на противоположное.

«Я»- идеальное — можно противопоставить «Я»- реальному представлению о себе. «Я»- идеальное — это представления о том, каким бы хотел быть индивид в данных конкретных условиях. «Я» — идеальное выступает как необходимый ориентир самовоспитания личности.

Иногда в «Я»- концепции выделяют еще и «Я»- фантастическое, т.е. то, каким бы субъект пожелал стать, даже если невероятное оказалось возможным. Фантастический образ своего «Я» имеет большое значение у детей, особенно у подростков, в связи с их склонностью строить планы на будущее, создание которых невозможно без фантазии и мечты. Однако преобладание в структуре личности фантастических представлений о себе, которые не сопровождаются осуществлением желаемого, не всегда положительное явление, т.к. очевидное несовпадение желаемого и действительного могут дезорганизовать самосознание и травмировать человека.

Во всем множестве «Я»- образов следует упомянуть и о «Я»- зеркальном, т.е. собственных представлений человека о том, каким он воспринимается глазами окружающих его людей. Этот компонент «Я»- образа является существенным для формирования личностной значимости и самооценки.

Изучение «Я»- концепции и мотивации личности

«Я»- концепция, или идеальная представленность индивида в себе как в другом, — важный структурный элемент психического облика личности. Степень адекватности «Я»- образа наиболее часто выясняется при изучении самооценки личности.

Самооценка — это оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей. Самооценка играет важную роль в регуляции поведения человека.

Завышенная самооценка приводит к тому, что человек склонен переоценивать себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. В результате он нередко сталкивается с противодействием окружающих, отвергающих его претензии. Все это может привести к озлобленности, проявлениям мстительности или нарочитого высокомерия в поведении. Чрезмерно низкая самооценка лежит в основе комплекса неполноценности, устойчивой неуверенности в себе и самообвинений.

Читать еще:  Задатки и способности психология кратко

Уровень притязаний тесно связан с самооценкой. По сути, уровень притязаний — это уровень самооценки личности, проявляющийся в степени трудности цели, которую ставит перед собой человек. Стремление к повышению самооценки в условиях, когда человек свободен в выборе степени трудности очередного действия, приводит к конфликту двух мотивов (тенденций): тенденции повысить притязания, чтобы одержать максимальный успех, и тенденции снизить их, чтобы избежать.

Люди, мотивированные на успех, обычно ставят перед собой некоторую положительную цель, достижение которой может быть однозначно расценено как успех. Взявшись за какую-нибудь работу, они рассчитывают на успех, одобрение, и сама работа вызывает у них полную мобилизацию и положительные эмоции.

Иначе ведут себя люди, мотивированные на избегание неудачи. Они неуверенны в себе, боятся критики. Работа, особенно такая, которая чревата возможностью неудачи, является источником отрицательных эмоций. В результате они часто оказываются неудачниками.

Для человека, стремящегося к успеху, привлекательность и интерес к неудавшейся ему задаче или деятельности возрастает, а для человека, ориентированного на неудачу, падает. Значимая, отдаленная во времени цель в большей степени способна стимулировать деятельность человека с развитым мотивом достижения успеха, чем с выраженным мотивом избегания неудачи.

Каузальная атрибуция (от лат. causa — причина и англ. attribute — приписывать, наделять) — склонность человека к причинному объяснению поступков других людей. Необходимость ее обусловлена тем, что информация, которую дает человеку наблюдение, часто недостаточна для адекватного взаимодействия с его социальным окружением и нуждается в «достраивании». Если мы знаем причину поступка другого человека, то мы можем не просто его объяснить, но и предсказать подобный поступок в будущем, что важно в общении и взаимодействии людей. При таком подходе каузальная атрибуция одновременно выступает и как потребность человека в понимании причин поступков других людей, и как способность к такому пониманию (Хайдера Ф., 1958 и другие).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10478 — | 7734 — или читать все.

Эго-идентичность: определение, формирование и теория развития

В психологии существует такое важное понятие, как эго-идентичность. Публикация расскажет, что это такое и как она формируется. Сразу стоит отметить, что данный термин с эгоизмом не имеет ничего общего.

Что означает «эго»?

Для начала следует разобраться, что такое эго. Чаще всего об этом термине говорится в психоанализе. Эго представляет собой внутреннюю сущность человека, отвечающую за восприятие, запоминание, контакты с социумом и оценивание окружающего мира. Это помогает человеку отделить себя от всего остального, принять себя как самостоятельное и индивидуальное существо.

Определения идентичности

В психологии эго-идентичность – это многогранное понятие. Когда говорят о нем, также упоминают понятия идентичности и идентификации. Так, Б. Г. Мещеряков и В. П. Зинченко в «Психологическом словаре» предлагают рассматривать следующие определения.

  • Касательно познавательных процессов, это установление тождественности объекта, его узнавание.
  • С точки зрения психоанализа, идентичность представляет собой процесс, выстроенный на основе эмоциональных связей. Благодаря им человек поступает так, словно он та личность, с которой себя сравнивает.
  • В социальной психологии идентификацией является процесс отождествления себя с другим человеком.
  • Это представление себя вымышленным персонажем, благодаря чему происходит более глубокое понимание художественного произведения.
  • Это приписывание какому-либо человеку своих мыслей, мотивов, чувств и черт.
  • Это один из видов психологической защиты, которая заключается в бессознательном уподоблении чему-либо, вызывающему тревогу или страх.
  • Согласно теории «Я-концепции», групповая эго-идентичность – идентичность, при которой человек отождествляет себя с какой-либо социальной группой, большой или малой общностью, принимая ее цели и ценности, считая себя ее членом.
  • Также идентичностью называют свойство психики выражать представление к принадлежности к различным национальным, языковым, расовым, социальным, религиозным, экономическим, политическим, профессиональным и прочим группам, которым присущи те или иные свойства.

Таким образом, можно сформулировать общее определение. В психологии эго-идентичность – это непрерывность и тождественность «Я», целостность личности, которая сохраняется, несмотря на изменения, происходящие в процессе ее развития и роста. То есть человек по мере взросления понимает, что он остается тем же самым, самим собой.

Взгляд З. Фрейда

Представителей психоанализа всегда больше интересовало внутреннее эго. Зигмунд Фрейд считал, что движущей силой человека являются инстинкты и влечения. По мнению ученого, эго является высокоорганизованной структурой, которая отвечает за ее целостность и память. От неприятных воспоминаний и ситуаций психику ограждает «Я», пуская в ход защитные механизмы. Тогда человек начинает действовать исходя из полученной информации.

Концепция Э. Эриксона

Вообще сам термин «эго-идентичность» ввел в науку немецкий психолог Эрик Эриксон. Он на основе теорий Фрейда разработал свою концепцию, которая имела существенные отличия. Внимание акцентировалось на возрастных периодах.

Согласно Эриксону, задача эго – обеспечить нормальное развитие личности. «Я» способно самосовершенствоваться в течение всей жизни, помогать справляться с внутренними конфликтами и исправлять неправильное формирование психики. Хоть Эриксон и рассматривает эго как отдельную субстанцию, но в то же время считает, что оно неразрывно связано с социальной и соматической частью личности.

Ученый в своей теории особое внимание уделяет периоду детства. Данный промежуток времени дает возможность человеку развиться в умственном плане и получить хороший старт для дальнейшего самосовершенствования. Эриксон считает, что в периоде детства есть существенный недостаток. Это багаж иррациональных страхов, тревог и переживаний, которые непосредственно влияют на качество последующего развития.

Основным понятием в теории является эго-идентичность, проще говоря, целостность личности. Ее формирование начинается от рождения и проходит через всю жизнь, вплоть до смерти человека. Эриксон всего выделяет восемь стадий психосоциального развития. Если человек проходит их успешно, формируется полноценная функциональная личность.

Каждая стадия сопровождается кризисом. Под ним Эриксон понимает момент, возникающий как следствие достижения определенного этапа психологической зрелости и сопутствующих социальных требований, которые выдвигают к индивиду на той или иной фазе становления. Кризис эго-идентичности – это риск ее потерять. Если конфликт будет не разрешен, то эго травмируется, получает вред. Тогда снижаются или даже исчезают тождественность, целостность и вера в собственную социальную роль. Но в кризисе есть и позитивный компонент. Если конфликт разрешается удовлетворительно, то эго получает новое положительное качество, которое гарантирует здоровое формирование личности в будущем.

То есть необходимо, чтобы близкая группа и общество способствовали адекватному прохождению каждого кризиса идентичности. Только тогда человек сможет полноценно перейти к следующим фазам самосовершенствования.

Далее будут отдельно рассмотрены все восемь стадий. Это младенчество, раннее детство, период игры, школьный возраст, юность, ранняя, средняя и поздняя зрелость.

Младенческий возраст

Формирование эго-идентичности происходит уже во младенчестве. Эта стадия развития условно длится от рождения до одного года. В этот временной отрезок малыш проходит кризис базального доверия-недоверия. Если мама и другое близкое окружение в период младенчества не будут обеспечивать ребенку достаточно внимания, любви и заботы, то у него сформируются такие качества, как подозрительность и боязливость. Причем они будут проявляться и давать о себе знать даже в период взрослости. Если же мать достаточно занимается младенцем и проявляет любовь, то он в последующем станет доверять людям и миру в целом. Окружение будет восприниматься в положительном ключе. Обычно можно говорить о благоприятном прохождении кризиса, если ребенок спокойно переносит исчезновение матери из поля зрения. Потому что он знает, что она снова вернется и позаботится о нем.

То есть во взрослом возрасте человек будет доверять или не доверять социуму точно так же, как доверял или не доверял своей матери во младенчестве. Однако это качество продолжает формироваться и на последующих стадиях. Например, когда ребенок становится свидетелем развода постоянно конфликтующих родителей, приобретенное ранее базальное доверие может быть утеряно.

Раннее детство

Длится от года до трех лет. На данном этапе кризисный момент эго-идентичности проявляется в формировании автономии или же сомнения и стыда.

В раннем детстве у малыша развиваются психические и моторные потребности, которые способствуют самостоятельности. Ребенок учится ходить, осваивать предметную среду и делать все без чьей-либо помощи. Если родители дают такую возможность, предоставляя свободу, то в малыше укрепляется уверенность, что он сам владеет собой, своими побуждениями, мышцами и средой. Так он постепенно становится самостоятельным.

Иногда взрослые спешат и пытаются за ребенка сделать то, с чем бы он сам справился прекрасно без их помощи. В результате у ребенка закрепляются такие качества, как нерешительность и стыдливость. Естественно, они негативно влияют на дальнейшую жизнь. Поэтому родителям важно проявлять терпение и давать возможность малышу сделать что-то самому.

«Возраст игры»

Длится примерно от трех до шести лет. В этот период формирование эго-идентичности может пойти по пути инициативности или же вины.

В дошкольном возрасте дети обычно уже многое делают сами, проявляют предприимчивость и активность, стремятся общаться с широким кругом людей. Если родители это поощряют, не мешают фантазировать и отвечают на бесконечные вопросы ребенка, то он благоприятно проходит кризис идентичности на этом этапе.

Читать еще:  Лишний вес психосоматика как избавиться

Если же взрослые постоянно одергивают малыша, запрещают что-либо спрашивать, выдумывать и устраивать шумные игры, то он начинает ощущать вину, собственную никчемность и одиночество. Впоследствии это может развиться в патологию, закрепив в ребенке пассивность, психопатическое поведение и даже фригидность (или импотенцию). Дети, не преодолевшие кризис на этом этапе, становятся зависимыми, ведомыми, нерешительными. Они не могут за себя постоять и ни к чему не стремятся.

Школьный возраст

Этот этап условно приравнивают к возрасту 6-12 лет. На данном отрезке жизненного пути дети начинают учиться, пробовать рукодельничать, что-то конструировать и строить. Часто они фантазируют о различных профессиях.

Здесь благоприятное развитие эго-идентичности предполагает наличие общественного одобрения. Если ребенка хвалить за творчество и активность, то это поможет развить способности и стать трудолюбивым. Если же родители и педагоги не делают этого, то это будет способствовать формированию неполноценности. На данном этапе идентичность школьника можно представить фразой: «Я – то, чему смог научиться».

Период юности

Ему соответствует возраст 12-19 лет. Это пора активных физиологических изменений, стремлений найти свою жизненную философию и по-своему смотреть на окружающий мир. Подросток начинает задаваться такими вопросами, как «кто я?», «кем хочу стать?».

Самая полноценная форма эго-идентичности формируется в возрасте 12-19 лет. Также на этом этапе начинает самый глубокий кризис. Если его не удастся преодолеть, то произойдет ролевое смешение. Его можно охарактеризовать неприкаянностью и дезориентацией в самом себе. Поэтому важно помочь подростку создать непротиворечивый и единый образ себя. Ведь именно этот период Эриксон считал самым центральным в развитии социального и психологического благополучия.

Ранняя зрелость

Возраст 20-25 лет – своеобразные ворота в новую взрослую жизнь, как говорил сам Эриксон. Как правило, в этот период люди получают профессию, встречаются с противоположным полом, а иногда вступают в брак.

Будет ли на данном этапе провал или положительный исход, непосредственно зависит от успешности прохождения всех предыдущих стадий. Если кризис идентичности будет преодолен, то человек сможет заботиться о другом индивиде, будет любить и уважать его, не опасаясь потерять самого себя. Это ученые называют достижением близости (интимности). При неблагоприятном развитии эго-идентичности на этом этапе человек изолирует себя. Он станет одиноким, ему не о ком заботиться и не с кем разделить жизнь.

Средняя зрелость

Это очень обширный период, который занимает возрастные рамки от 26 до 64 лет. Здесь сутью кризиса является выбор между самопоглощенностью (инертностью) и продуктивностью (направленностью на человечество). Во втором случае человек устраивается на ту работу или занимается тем, что позволяет заботиться о будущем общества. Если же человек остается инертным, то он сосредотачивается только на себе, на собственном комфорте, удовлетворении своих нужд и потребностей. Казалось бы, для эпохи глобального потребления это должно считаться нормой. Однако выбрав такой полюс, человек зачастую ощущает бессмысленность жизни.

Поздняя зрелость

Это последняя стадия развития эго-идентичности по Эриксону. Она длится от 65 лет и до самой смерти. В этом возрасте наступает старость, которая считается самым благоприятным временем для размышлений, подведения итогов, анализа неудач и достижений. Человек может понять, что он не зря прожил жизнь, ему все удалось, и все его устраивает. Такое осознание Эриксон называл чувством целостности эго. Его можно считать благоприятным преодолением кризиса.

Однако некоторые старики из-за подведенных итогов начинают отчаиваться. Их охватывает чувство безнадежности, потому что они не использовали все возможности, не исправили какие-то ошибки. Они приходят к выводу, что их жизнь вообще была бессмысленной. Именно при таком раскладе люди сильно боятся грядущей неизбежной смерти. В таком случае еще не поздно все переосмыслить и сделать что-то действительно нужное и полезное.

Выводы

Эрик Эриксон, развив концепцию Зигмунда Фрейда, разработал свою неповторимую теорию. В ней акцент стоит на формировании сознательной полноценной личности. Также он первым сформулировал определение термина «эго-идентичность». В психологии это целостность личности, которая развивается от рождения до смерти. Принято выделять восемь стадий формирования идентичности, каждая из которых сопровождается определенным кризисом. От успешности их преодоления зависит, будет человек воспринимать себя целостным полноценным индивидом или нет. Главную роль в формировании этого качества играет родительское воспитание. На последующих стадиях развития влияние начинает оказывать окружающая среда.

5. Идентичность: тождественность и целостность

Как уже отмечалось, идентичность — это чувство обретения, адекватности и владения личностью собственным Я, независимо от изменения ситуации. Э.Эриксон, работы которого сделали понятие идентичности одним из центральных в психологии личности, связывает подростковый и юношеский возраст с кризисом идентичности,

который «происходит в тот период жизненного цикла, когда каждый молодой человек должен выработать из действенных элементов детства и надежд, связанных с предвидимым совершеннолетием, свои главные перспективы и путь, т.е. определенную работающую цельность; он должен определить значимое сходство между тем, каким он предполагает видеть себя сам и тем, что по свидетельству его обостренного чувства ожидают от него другие (1996, с.33-34).

Перед подростком, обретшим способность к обобщению, а затем и перед юношей встает задача объединить все, что он знает о себе самом, как о школьнике, друге, спортсмене, рассказчике и т.д. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить, связать с прошлым и проецировать в будущее. Если молодой человек успешно справляется с задачей обретения идентичности, то у него появляется ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет. В противном случае возникает путаница ролей, или спутанная идентичность

Таким образом, по Э.Эриксону, идентичность понимается как тождественность человека самому себе (неизменность личности в пространстве, в том числе в пространстве социальных ролей) и целостность (преемственность личности во времени ).

Обсуждая проблему тождественности применительно к детям, растущим вне семьи, отметим следующее.

Основную причину развития негативной Я-концепции и спутанной идентичности у детей, воспитывающихся вне семьи, большинство исследователей видят в том, что ребенок из учреждения с раннего детства имеет дело не с несколькими постоянно присутствующими любящими и заботливыми взрослыми, каковыми для ребенка обычно является мать, отец, бабушки, дедушки, а с множеством постоянно меняющихся взрослых, очень разных и по особенностям своего поведения, и по характеру эмоционального отношения к ребенку.

Поскольку Я-концепция в раннем детстве формируется прежде всего на основе отражения человека в «социальном зеркале», т. е. на основе того, как к нему относятся, что в нем видят другие люди, то в случае множественности, мультипликации таких зеркал, несовпадения отражений в них у ребенка и не развивается чувства тождества себе, идентичности.

Говоря о целостности как важном аспекте идентичности, также следует сказать, что она обретается детьми из детских учреждений с большим трудом. Выше мы уже писали о специфике развития временной перспективы будущего у детей из интерната. Сейчас же обратим внимание на то, какую роль играет представления этих детей о своем прошлом и их отношение к своему прошлому.

И. Лангмейер и 3. Матейчек, к книге которых мы уже неоднократно обращались, наблюдали за тем, как развиваются дети-сироты, взятые на воспитание в так называемые семейные детские дома и детские деревни. Приведем такой фрагмент из этой книги:

«Удивительно, насколько мало осведомлены дети, поступающие в семейные группы, о себе и своем прошлом. У них обычно бывают какие-то; весьма туманные представления о собственной семье, а потом уже лишь впечатления от пребывания в учреждении. Это ничтожно мало по сравнению с тем, что знают дети из семей, где альбомы фотографий запечатлевают прошлое всей семьи, мебель несет следы творчества детских рук, традиции проявляются во всем, что происходит в доме, а забавные детские истории из прошлой жизни ребенка снова и снова повторяются за семейным столом. Прошлое ясно, и оно постоянно присутствует. Напротив, неясность в собственном прошлом и в причинах собственного «социального» осиротения выявилась как фактор, препятствующий созданию собственной идентичности. Борьба за новую идентичность является, по-видимому, одной из основных проблем детей в период исправления депривации. Поэтому детям в поселке необходимо было объяснить в простой и понятной форме, но в основном правдиво, как с ними дело обстояло раньше и как обстоит сейчас. Обычно это значительным образом способствовало успокоению ребенка и его уравновешиванию. Видно, что выход за границы настоящего, в котором эти дети почти исключительно проживали, причем выход в обоих направлениях, в прошлое и в будущее, представляет условие для приобретения новой жизненной уверенности и новой идентичности, а тем’ самым и условие бегства из порочного круга психической депривации»(1984,с.279-280).

Приведем историю из жизни одного семейного детского дома, в котором семейная пара, имеющая двух родных дочерей, взяла на воспитание еще пятерых детей-сирот. Детям очень хорошо в этом доме, они считают его своим, с радостью выполняют все домашние дела, любят проехаться на папином тракторе, сходить с мамой в магазин и т. п. Не любят только одно — рассматривать семейные альбомы, в которых вот — папа, вот — мама, вот — одна дочка (родная), вот — другая (тоже родная). «А я где?» — говорит 6-летний приемный мальчик и захлопывает альбом. И это при том, что он в курсе своего прошлого, у него своя фамилия, ему известны имена родных отца и матери. Похожим образом ведут себя и другие приемные дети.

Читать еще:  Психосоматика зоба щитовидной железы

Значение субъективного прошлого в развитии личности человека, становлении его идентичности часто недооценивается. Воспитатели, приемные родители, зная, каким тяжелым, часто почти невыносимым было прошлое их воспитанников, из самых лучших побуждений стараются о нем не вспоминать, всеми силами отвлекать ребенка от воспоминаний о нем, подчеркнуть, что его жизнь начинается заново, «с чистого листа». Этого, однако, ни вкоем случае нельзя делать, потому что человек не может жить без прошлого. Вытесненное, неосмыслененное, как бы забытое, оно в действительности никуда не уходит, а остается чуждым, враждебным, раздирающим личность на части. Идентичность как целостность, непрерывность во времени на этом пути недостижима. Из этого следует, что каким бы тяжелым и безрадостным не было прошлое ребенка, он должен его помнить, Взрослые должны заботиться о том, чтобы помочь ребенку восстановить эти воспоминания, переработать их и включить в целостный субъективный опыт.

Поэтому если ребенку хочет что-то рассказать взрослому о своем прошлом, надо всегда очень внимательно его выслушать, поддержать этот рассказ. Часто дети многократно рассказывают одни и те же истории. И каждый раз их надо выслушивать с предельным вниманием и расположенностью к ребенку. Надо заботливо и уважительно хранить фотографии и вещи, связывающие ребенка с домом, по возможности посещать те места, где он раньше жил. Часто (опять же из лучших соображений) — взрослые хотят подправить предоставления ребенка о его прошлом — сделать их более реалистичными или менее травмирующими. Но и этого не стоит делать, поскольку ребенок должен переживать и понимать прошлое, как свое личное и неприкосновенное достояние.

Один наш коллега, который в пятилетнем возрасте во время Великой Отечественной войны остался сиротой и попал в детский дом, уже будучи пожилым человеком вспоминал «семейный» альбом группы детского дома, в котором были вклеены фотографии их родителей, родственников, погибших и находящихся на фронте, в том числе и членов семей воспитательниц. «Часто вечерами, — говорил он, — мы молча рассматривали этот альбом (иногда все вместе, иногда маленькой группой или в одиночку). Мы не могли говорить о наших близких, не получалось. Но когда мы листали страницы этого альбома, возникало совершенно особое чувство. Это чувство очень трудно определить. Сейчас я бы сказал, перефразируя Гамлета, что восстанавливалась «дней связующая нить», как бы высокопарно это ни звучало».

ИДЕНТИЧНОСТЬ

ИДЕНТИЧНОСТЬ – категория социально-гуманитарных наук (психологии, социальной философии, культурной антропологии, социальной психологии и др.), применяемая для описания индивидов и групп в качестве относительно устойчивых, «тождественных самим себе» целостностей.

Идентичность есть не свойство (т.е. нечто присущее индивиду изначально), но отношение. Она формируется, закрепляется (или, напротив, переопределяется, трансформируется) только в ходе социального взаимодействия. В строгом смысле слова идентичность может быть атрибутирована только индивидами, поскольку только индивиды обладают качеством субъектности и, соответственно, способны относить или не относить к себе определенные значения [ЗНАЧЕНИЕ]. Приписывать идентичность группам позволительно лишь в переносном, метафорическом смысле. Так, начиная с середины 80-х гг. в политологии стало общепринятым говорить о субъектах международных отношений как о конкурирующих друг с другом «идентичностях» («исламской», «христианской», «западной», «восточной», «евразийской» и т.д.). Однако на деле такие образования не представляют собой устойчивых единств, а распадаются на множество более мелких – в конечном счете, на индивидов, которые только и могут идентифицировать себя в качестве членов той или иной группы. Проблема идентичности актуализировалась с наступлением эпохи современности [СОВРЕМЕННОСТЬ], или модерна. Поскольку в досовременных обществах идентичность индивидов задавалась их происхождением и принадлежностью к определенному социальному слою (эту данность они не были властны изменить), проблемы самоидентификации не возникало. Идентичность современного человека связана с сознательной ориентацией на определенный стиль жизни, «выбирая» который индивиды формируют свою тождественность с определенной группой, образом жизни, ценностями. В сверхсложных социальных организмах, каковыми являются современные индустриальные общества [ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО], идентичность имеет множественный характер. В процессе социализациииндивид научается справляться со многими ролями и, соответственно, имеет множество «идентичностей».

В структуре идентичности можно выделить «индивидуальный» и «социальный» уровни. Если персональная идентичность представляет собой совокупность характеристик, сообщающих индивиду качество уникальности, то социальная идентичность – результат идентификации (отождествления) индивида с ожиданиями и нормами его социальной среды. Абсолютно разделить эти два уровня идентичности (интерпретируя персональную в качестве внутренней, а социальную в качестве внешней) нельзя: представления индивида о самом себе, воспринимаемые им как его собственные и неотделимые от его самости, являются в конечном итоге результатом интериоризации социальных норм. В то же время собственные нормы индивида могут не совпадать с нормами и ролями, принимаемыми им в ходе социальной интеракции или навязанными ему окружением. Личностное «Я» формируется в результате достижения своего рода баланса между персональной и социальной идентичностью. В некоторых случаях (лица, содержащиеся в исправительных учреждениях, инвалиды, слепые и т.д.) такой баланс не складывается, и индивидуальное измерение идентичности не удается отделить от внешних напластований, связанных с давлением среды и пенитенциарных учреждений. Для описания таких феноменов в социологии и социальной психологии используется термин «стигматизированная идентичность».

В зависимости от того, что выступает основанием идентификации (профессиональная или этническая группа, регион, политическое движение и т.д.) можно выделить различные типы социальной идентичности: профессиональная (шахтер, инженер, врач, спортсмен и т.д.), этническая (баварец, каталонец, татарин, фламандец и т.д.), региональная (сибиряк, техасец, северянин, дальневосточник и т.д.), политическая (коммунист, демократ, националист, либерал и т.д.). Место этнической идентичности в структуре личности может меняться. В одних условиях она не играет существенной роли или вообще не выражена (этнический индифферентизм), в др. выступает на первый план или даже доминирует, вытесняя иные идентификации индивида. Процессуальный и ситуативный характер этнической идентичности особенно очевиден в ситуации большого города. Самоидентификация индивидов с той или иной этнической группой зависит от целого ряда обстоятельств (наличие ярко выраженных «других», возможности социальной интеграции, политические и правовые нормы, действующие в данном сообществе по отношению к культурным меньшинствам и т.д.). В любом случае, однако, активизация этнической идентичности связана не с «пробуждением» некой дремавшей в глубине индивидуального сознания способности, а с наличием ситуации, обусловливающей определенный тип поведения (в частности, коллективную солидарность по этническому признаку). Решающим в проявлении этнической идентичности (этничности [ЭТНИЧНОСТЬ]) выступает, т.о., не набор «вещественных» признаков (фенотипические характеристики, язык, культурные особенности, религия), а то значение, которым эти признаки нагружаются в процессе социальной коммуникации. Самоидентификация в качестве члена некоторой этнической группы (или, напротив, дезидентификация, отказ от этнической принадлежности) определяется различными критериями (общее происхождение, совместные ожидания в будущем, сохранившие действенность традиции, общие культурные и поведенческие навыки и пр.). Этническая идентичность складывается не столько в результате внешнего определения (приписывания), сколько в результате самоопределения, самосознания индивида. Напр., «немецкая» или «украинская» фамилия российского гражданина сама по себе не является основанием для определения ее носителя (носительницы) в качестве немца (немки) или украинца (украинки).

В обыденном языке этническую идентичность часто смешивают с национальной. Однако их уместно разводить: самосознание индивидов в качестве членов определенной нации может формироваться на сверхэтнической основе (индийцы, канадцы, австралийцы, филиппинцы, швейцарцы, индонезийцы, бельгийцы, американцы и др.). Национальная идентичность предполагает самоидентификацию с определенным политическим (национальное государство) и культурным (национальная культура) сообществом. Поскольку большинство современных государств являются полиэтническими, гражданско-политическое и культурное измерение национальной идентичности имеет приоритет над ее этническим измерением.

Литература:

1. Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. М., 1997;

2. Ионин Л.Г. Социология культуры. М., 1996;

3. Конструирование этничности. Этнические общины Санкт-Петербурга. СПб., 1998;

4. Малахов В.С. Неудобства с идентичностью. – «ВФ», 1998, № 2;

5. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996;

6. Boerner Р. (ed.). Concepts of National Identity. An Interdisciplinary Dialogue. Baden-Baden, 1986;

7. Cooley Ch.H. Human Nature and Social Order. N.Y., 1964;

8. Giddens A. Modernity and Self-Identity. Cambr., 1991;

9. Goffman E. The Presentation of Self in Everyday Life. Garden City, N.Y., 1959;

10. Goffman E. Stigma: Notes on the Management of Spoiled Identity. Englewood Cliffs, 1963;

11. Habermas J. Zur Rekonstruktion des historischen Materialismus. Fr./M., 1976;

12. Idem. Geschichtsbewusst-sein und posttraditionelle Identität, Eine Art Schadenabwicklung. – Kleine politische Schriften. Fr./M., 1987;

13. Mead G.H. Mind, Self and Society. Chi., 1934;

14. Smith A. National Identity. Harmondsworth, 1991;

15. Taylor Ch. Sourses of the Self: the Making of Modern Identity. Cambr., 1989.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector